у меня внезапновыходной, так что пора бы уже и написать отзыв на книгу, которую мне выдали в Барсумской рулетке. тем более, что прочитала я ее уже две недели как.
Ремарка люблю тепло и нежно, но читаю очень редко, потому что никто больше, наверное, не может обеспечить мне такой тоски и чувства безысходности, как он. не подвел Ремарк и в этот раз.
в общем, ничего нового про него написать, наверное, невозможно. тем более, мне. рекомендацию я получила с оговоркой "Если понравилась Жизнь взаймы", но на самом деле как раз Жизнь взаймы я не очень оценила, и хотя Три товарища с ней в каких-то местах перекликаются (упоминания гонок, неизлечимо больная красавица), но тут это все-таки скорее побочные линии. отношения Робби и Пат освещаются достаточно подробно, но все же не идут основной линией. я бы, наверное, не сказала, что основная линия в Товарищах есть вообще. тут намешано многое: война, дружба, любовь - которая дает ощутимый толчок для развития и взросления главного героя, и судьбы людей, переживших войну и живущих в поствоенное время, когда ни у кого нет уверенности в завтрашнем дне. некоторым из них не досталось и пары страниц, но о них уже знаешь всё, что необходимо. и через одного человека видно целую прослойку: студенты, которые искренне верят, что если достаточно усердно учиться, то они займут место в этой жизни, посещающие все свое время учебе; служащие, до такой степени обеспокоенные возможным увольнением, что работают без передышки, забывая о самих себе и о своих близких; проститутки, надеющиеся на лучшее; бедняки, продающие последнее, чтобы рассчитаться с долгами - и не важно, что будет потом; люди, наживающиеся на чужом горе. высшее общество тоже нашло отражение в лице Пат и ее знакомых, которые постепенно отходят на задний план, в то время как она вливается в компанию Робби.
это как раз то, за что я люблю Ремарка: умение парой фраз рассказать судьбу... наверное, даже не поколения, а целого народа, живущего в определенное время:

— Ладно, мать, – сказал мужчина и посмотрел на нее, – я еще встану на ноги. Верно, мать?
Женщина не отвечала. Лицо мужчины покрылось капельками пота.
— Дайте мне ваш адрес, – сказал Кестер, – иной раз нам может понадобиться шофер. Тяжелой, честной рукой человек старательно вывел адрес. Я посмотрел на Кестера; мы оба знали, что беднягу может спасти только чудо.

— Зачем вы купили себе попугая, мамаша? – спросил я, когда мы привезли ее.
— Для вечеров, – ответила она. – А как вы думаете, корм дорогой?
— Нет, – сказал я, – но почему для вечеров?
— Ведь он умеет разговаривать, – ответила она и посмотрела на меня светлыми старческими глазами. – Вот и у меня будет кто-то… будет разговаривать…

в общем, еще раз огромное спасибо Terquedad :heart:

@темы: Барсумская Рулетка