• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Стихи (список заголовков)
21:50 

кратк сестр тал

я вообще фанат малых форм. все эти рассказы в одно предложение, однострочники - они бывают ослепительно-прекрасны. бывают не очень, ну так и романы бывают не очень. это все знают, многие любят, а вот пирожки и порошки часто считают чисто юмором. а некоторые из них пронзительны в своей краткости. ни одного лишнего слова - и целая история.

мы молча изучаем бомбу
не в силах таймер отключить
давай же говори о главном
у нас осталось шесть секунд

там за далёким горизонтом
поверь мне юнга целый мир
в котором все живут без моря
без горизонта без тоски

сегодня мне приснилось детство
совсем заросшее травой
там мама без морщинок папа
живой

мы так друг к другу охладели
что каждый кажется готов
слегка согреться у горящих
мостов

@темы: стихи

19:41 

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно все, особенно - возглас счастья.
Только в уборную - и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счетчиком. А если войдет живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернешься вечером
таким же, каким ты был, тем более - изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; еще одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.

© Бродский, 1970

@темы: стихи

00:01 

Френсису несколько лет за двадцать, он симпатичен и вечно пьян. Любит с иголочки одеваться, жаждет уехать за океан. Френсис не знает ни в чем границы: девочки, покер и алкоголь…
Френсис оказывается в больнице: недомоганье, одышка, боль.
Доктор оценивает цвет кожи, меряет пульс на запястье руки, слушает легкие, сердце тоже, смотрит на ногти и на белки. Доктор вздыхает: «Какая жалость!». Френсису ясно, он не дурак, в общем, недолго ему осталось – там то ли сифилис, то ли рак.
Месяца три, может, пять – не боле. Если на море – возможно, шесть. Скоро придется ему от боли что-нибудь вкалывать или есть. Френсис кивает, берет бумажку с мелко расписанною бедой. Доктор за дверью вздыхает тяжко – жаль пациента, такой молодой!

Вот и начало житейской драме. Лишь заплатив за визит врачу, Френсис с улыбкой приходит к маме: «Мама, я мир увидать хочу. Лоск городской надоел мне слишком, мне бы в Камбоджу, Вьетнам, Непал… Мам, ты же помнишь, еще мальчишкой о путешествиях я мечтал».
Мама седая, вздохнув украдкой, смотрит на Френсиса сквозь лорнет: «Милый, конечно же, все в порядке, ну, поезжай, почему бы нет! Я ежедневно молиться буду, Френсис, сынок ненаглядный мой, не забывай мне писать оттуда, и возвращайся скорей домой».
Дав обещание старой маме письма писать много-много лет, Френсис берет саквояж с вещами и на корабль берет билет. Матушка пусть не узнает горя, думает Френсис, на борт взойдя.
Время уходит. Корабль в море, над головой пелена дождя.
За океаном – навеки лето. Чтоб избежать суеты мирской, Френсис себе дом снимает где-то, где шум прибоя и бриз морской. Вот, вытирая виски от влаги, сев на веранде за стол-бюро, он достает чистый лист бумаги, также чернильницу и перо. Приступы боли скрутили снова. Ночью, видать, не заснет совсем. «Матушка, здравствуй. Жива? Здорова? Я как обычно – доволен всем».
Ночью от боли и впрямь не спится. Френсис, накинув халат, встает, снова пьет воду – и пишет письма, пишет на множество лет вперед. Про путешествия, горы, страны, встречи, разлуки и города, вкус молока, аромат шафрана… Просто и весело. Как всегда.
Матушка, письма читая, плачет, слезы по белым текут листам: «Френсис, родной, мой любимый мальчик, как хорошо, что ты счастлив там». Он от инъекций давно зависим, адская боль – покидать постель. Но ежедневно – по десять писем, десять историй на пять недель. Почерк неровный – от боли жуткой: «Мама, прости, нас трясет в пути!». Письма заканчивать нужно шуткой; «я здесь женился опять почти»!
На берегу океана волны ловят с текущий с небес муссон. Френсису больше не будет больно, Френсис глядит свой последний сон, в саван укутан, обряжен в робу… Пахнет сандал за его спиной. Местный священник читает гробу тихо напутствие в мир иной.
Смуглый слуга-азиат по средам, также по пятницам в два часа носит на почту конверты с бредом, сотни рассказов от мертвеца. А через год – никуда не деться, старость не радость, как говорят, мать умерла – прихватило сердце.
Годы идут. Много лет подряд письма плывут из-за океана, словно надежда еще жива.
В сумке несет почтальон исправно
от никого никому слова.
© Kladbische, 09-10 гг.

@темы: стихи

17:56 

Я видела время, поев ЛСД у костра,
как время сгорало, ссыпаясь золой из астрала,
и стукало в землю, — сказала бухая сестра, —
и времени стало немного, но время не встало

Я видел, что время, — отец недовольно ворчал, —
дыряво, как лодка, гниющая возле причала.
Когда я погиб, мое время упало с плеча,
и времени стало немного, но время не встало

Я выла, я знала, — кричала на площади ****ь, —
я видела время, за время платили немало.
Клиент изменился и стал меня матушкой звать,
и времени стало немного, но время не встало

Я сам видел время. Я видел, как время плелось,
как время за праздной толпою ходило устало,
как время неслось, точно смертью поглаженный лось,
как времени стало немного. Но время не встало

Я видела время, — мне мать говорила во сне,
сминая своею пожухлой рукой одеяло, —
и глупая старость все ближе и ближе ко мне,
и времени стало немного, но время не встало

И видело время, как люди глядят сквозь него,
и время смутилось, и время глумливо заржало.
Господь удивился и выглянул. Что это? О!
И время настало. И времени больше не стало.

Глупая песенка про время
Егор Трубников

@темы: стихи

00:21 

Палач не знает роздыха!..
Но все же, черт возьми,
Работа-то на воздухе,
Работа-то с людьми.

Владимир Вишневский

@темы: стихи

13:14 

Лермонтов

Нет, не тебя так пылко я люблю,
Не для меня красы твоей блистанье:
Люблю в тебе я прошлое страданье
И молодость погибшую мою.

Когда порой я на тебя смотрю,
В твои глаза вникая долгим взором:
Таинственным я занят разговором,
Но не с тобой я сердцем говорю.

Я говорю с подругой юных дней,
В твоих чертах ищу черты другие,
В устах живых уста давно немые,
В глазах огонь угаснувших очей.

***

Я не люблю тебя; страстей
И мук умчался прежний сон;
Но образ твой в душе моей
Всё жив, хотя бессилен он;
Другим предавшися мечтам,
Я всё забыть его не мог;
Так храм оставленный - всё храм,
Кумир поверженный - всё бог!

***

Белеет парус одинокой
В тумане моря голубом.
Что ищет он в стране далекой?
Что кинул он в краю родном?..

Играют волны — ветер свищет,
И мачта гнется и скрыпит...
Увы! он счастия не ищет,
И не от счастия бежит!

Под ним струя светлей лазури,
Над ним луч солнца золотой...
А он, мятежный, просит бури,
Как будто в бурях есть покой


К Т*** (Юнкеру Петру Тизенгаузену)

Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постеле
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.

© Лермонтов
запись создана: 24.03.2013 в 20:06

@темы: стихи

13:11 

Ее глаза на звезды не похожи,
Нельзя уста кораллами назвать,
Не белоснежна плеч открытых кожа,
И черной проволокой вьется прядь.

С дамасской розой, алой или белой,
Нельзя сравнить оттенок этих щек.
А тело пахнет так, как пахнет тело,
Не как фиалки нежный лепесток.

Ты не найдешь в ней совершенных линий,
Особенного света на челе.
Не знаю я, как шествуют богини,

Но милая ступает по земле.
И все ж она уступит тем едва ли,
Кого в сравненьях пышных оболгали.

© В. Шекспир

@темы: стихи

12:59 

Все есть у Вас - в хрустальной люстре свет
шотландский плед и тапочки на ноги,
диван, где можно прозябать сто лет,
А Вы зачем-то любите дороги...

Всё есть у Вас - камин, над ним мечи
коллекционные, на столике сигары,
и караоке можно подключить,
А Вы зачем-то любите гитару...

И есть жена, что поступает мудро
закрыв на все глаза и не виня
Вас будит фразой: "Милый, с добрым утром!"
А Вы зачем-то любите меня...

©

@темы: стихи

19:58 

С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще;
она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически;
его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его;
его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания.
Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно.
Даже больше, осознавая свое бесправие.
Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»;
она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала.
Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба;
у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, несудьба.
Зачинаю – а через месяц проснусь и вою – изнутри хлещет будто черный горячий йод.
А вот тут, гляди, - родилось живое. Щурится. Улыбается. Узнает.

Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится.
Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая».
Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота
– остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.

© Вера Полозкова, "Глаза у него фисташковые"

@темы: стихи

18:54 

- Скинь, принцесса, мне косу...
Что за ересь я несу?!
Сникерс, Сникерс, твою мать,
С башни как тебя снимать?

Рыцарь мой... тьфу, нахуй. Натс!
Коркунов меня не даст.
Чтобы я еще потом
Шел за долбанной Ном-Дтом?!

Что несешь ты, черт возьми?
Сник, ты в юбке?! Черт, сними
И выпрыгивай в окно,
Тут другого не дано!

Натс, с такой-то высоты?!
Умный, штоле? Прыгай ты!
Я в колодках и в туфлях,
Неудобно - ужас, бля.

Ты тогда веревку мне
Наплети из простыней,
На балконе привяжи
И ищи пока ножи.

Чтоб колодки посбивать?
Всевсевсе, пополз искать!
А веревку я соткал!

Что ж ты сразу не сказал?!
Не принцесса - идиот!
Что ты ржешь, захлопни рот!
Влезу - к черту придушу!
Жди, принцесса, я спешу!

© некий ассорти-анон с дежурки

@темы: ©, :D, стихи

13:54 

Я не знаю, зачем и кому это нужно,
Кто послал их на смерть недрожавшей рукой,
Только так беспощадно, так зло и ненужно
Опустили их в Вечный Покой!

Осторожные зрители молча кутались в шубы,
И какая-то женщина с искаженным лицом
Целовала покойника в посиневшие губы
И швырнула в священника обручальным кольцом.

Закидали их елками, замесили их грязью
И пошли по домам — под шумок толковать,
Что пора положить бы уж конец безобразью,
Что и так уже скоро, мол, мы начнем голодать.

И никто не додумался просто стать на колени
И сказать этим мальчикам, что в бездарной стране
Даже светлые подвиги — это только ступени
В бесконечные пропасти — к недоступной Весне!

© Александр Вертинский, "То, что я должен сказать"

@темы: стихи

16:42 

Фло хочет быть манекенщицей, Фил – врачом.
Фредди – пожарным, а Полли – сажать цветы.
Майк – полицейским, Дрю – гонщиком-лихачом.
Элисон – выиграть все конкурсы красоты.
Джек говорит: – Я вырасту моряком.
Лиз говорит: – Меня ждет большой балет!

Моррис молчит, в кармане своем тайком
Крепко сжимает магический амулет.

Моррис всегда молчит о своих мечтах,
Разве поймут? Ведь обидят и засмеют...
...

Фло снова с пузом; кредиты, горшки, обед.
Моет полы в больнице уборщик Фил.
Фредди не взяли в пожарные – диабет,
Съехал с катушек от горя – так крепко пил.
Майк в окружной тюрьме отбывает срок.
Полли аллергик – и близко нельзя к пыльце!
Дрю на машине разбился (теперь без ног),
Элисон с ним – десять швов на ее лице.
Плавая, Джек подхватил в Сингапуре СПИД.
Лиз не в балете танцует, а у шеста.

Моррис молчит. Амулет на груди висит.
Видишь, мечты сбываются.
Красота.

Саша Кладбище, "Сказка о мечтателе"

@темы: стихи

15:39 

А волосы пахли духами и дымом,
и губы встречали несмелые губы,
и сыпалось время насквозь, а не мимо,
грядущей разлукой царапая грубо.
Знобило. Дрожали под пальцами плечи.
Срывались губами табу и запреты.
Взорвавшийся нежностью снежистый вечер
истаял горчащим дымком сигаретным.
И проводы в ночь по скрипучему снегу,
и взгляд на прощанье вбирающий, робкий.
И утро вползало с молочного неба
юродивым калечным из подворотни.

Владимир Юринов "А волосы пахли духами и дымом..."

@темы: стихи

11:21 

С годами любовь становится жалостью,
Сочувствием к птице и к зверю милостью,
Жалею жука под прижимистой жимолостью
И кошку, чьи очи мерцают усталостью,
Как цвелью покрытые воды нильские.
Но более всех я жалею ангела,
С которым смеялась я меньше, чем плакала,
Ведь муки приносят нам самые близкие.
Пусть только живёт! Не желаю лучшего.
Пусть только увидит, что жизнь переменится.
Ещё я жалею небесного лучника,
Незримого за тетивою месяца.
Инна Лиснянская "С годами любовь становится жалостью..."

@темы: стихи

16:29 

Сегодня, часу в восьмом,
Стремглав по Большой Лубянке,
Как пуля, как снежный ком,
Куда-то промчались санки.

Уже прозвеневший смех...
Я так и застыла взглядом:
Волос рыжеватый мех,
И кто-то высокий — рядом!

Вы были уже с другой,
С ней путь открывали санный,
С желанной и дорогой, —
Сильнее, чем я — желанной.

— Oh, je n'en puis plus, j'etouffe*—
Вы крикнули во весь голос,
Размашисто запахнув
На ней меховую полость.

Мир — весел и вечер лих!
Из муфты летят покупки...
Так мчались Вы в снежный вихрь,
Взор к взору и шубка к шубке.

И был жесточайший бунт,
И снег осыпался бело.
Я около двух секунд —
Не более — вслед глядела.

И гладила длинный ворс
На шубке своей — без гнева.
Ваш маленький Кай замерз,
О Снежная Королева.
* О, я больше не могу, я задыхаюсь! (фр.)

М. Цветаева, цикл "Подруге"

@темы: стихи

16:26 

Заметался пожар голубой,
Позабылись родимые дали.
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

Был я весь - как запущенный сад,
Был на женщин и зелие падкий.
Разонравилось пить и плясать
И терять свою жизнь без оглядки.

Мне бы только смотреть на тебя,
Видеть глаз злато-карий омут,
И чтоб, прошлое не любя,
Ты уйти не смогла к другому.

Поступь нежная, легкий стан,
Если б знала ты сердцем упорным,
Как умеет любить хулиган,
Как умеет он быть покорным.

Я б навеки забыл кабаки
И стихи бы писать забросил.
Только б тонко касаться руки
И волос твоих цветом в осень.

Я б навеки пошел за тобой
Хоть в свои, хоть в чужие дали...
В первый раз я запел про любовь,
В первый раз отрекаюсь скандалить.

С.А. Есенин "Заметался пожар голубой"

@темы: стихи

16:25 

ну и еще один стишок

Я не боялся быть нагим,
Я был бесстыден как Адам,
Я демонстрировал другим
Живое тело, нежный храм.

Я расстилался на постель
И отдавал свое тепло
И не гнушался, чтоб: бордель
Иль ложе брачное ждало.

Я был как зверь, я был как бог
Невинных греков - чист и смел.
И мне не нужен был покров
Иной, чем жар сплетенных тел.

...Был скальпель точен и остер.
Меня, невинный в этом зле,
Врач на холодном распростер
Анатомическом столе.

Мой дух разделся до нага
И я стыдился в темноте.
Смерть исключительно строга
В своей бесстыдной наготе.

Неждана "Бесстыдство"

@темы: стихи

16:18 

на самом деле, я не очень люблю стихи. но у меня есть три заметки с ними вк, три, что ли, стиха Лермонтова (я бы даже не отказалась от какого-нибудь подарочного сборника с его стихами), одно Шекспира и еще помаленьку. надо бы поперетаскивать их сюда, особенно с заметок, ибо там много всякой ерунды, которую можно удалить. надо разгрести.

Вдвоем или своим путем,
И как зовут, и что потом,
Мы не спросили ни о чем,
И не клянемся, что до гроба…
Мы любим, просто любим оба.
- стих найден под авторством Есано Акико, хотя я не знаю точно.

@темы: стихи

волшебный тлен

главная